О себеФайлыMузыкаПроектыСтихи и проза Главная страницаНапишите намПоиск
СТИХИ И ПРОЗА
 
ОСКОЛКИ ПРАВДЫ
 

Я бежала, уходя от погони, задыхаясь горячим ветром. Легкие готовы были взорваться, а сердечко выпрыгнуть из груди. Я не могу больше, я ж не рыцарь! И не монк – те тренируют тело с утра до ночи, изнуряя себя упражнениями. Еще чуть-чуть. Вот она кромка леса, уже видна – там меня никогда не найдут. Ни эти железные дуболомы, ни идиоты в рясах. И чего они так взбеленились? Подумаешь, амулет правды… Все, все, вот он спасительный лес – теперь меня никто не найдет.

-- Держите ее! Цепью, цепью разворачивайтесь!

-- Факелов побольше! Она не могла далеко уйти!

-- Священник, сюда! – ах, какой сильный и властный голос у лорда. Аж истома по всему телу…

«Эй-эй, девочка! Ты влюбилась, что-ли? Сейчас ноги уносить надо, а не от голоса млеть.» - одернула я себя.

-- Запускай истинный взор! Если она сейчас оторвется, мы ее никогда не поймаем.

-- Да, мой господин.

Послышался звон на высокой ноте и шипение. Ха! Истинный взор. Два раза ха! Что возьмешь с мужиков. Священники – им по Уставу положено только с Ифудом общаться. А эти-то – дуболомы железные «без страха и упрека». Охраннички, вразуми их Расул. Хи-хи!

Я слилась с деревьями и тихонечко скользнула обратно к монастырю. Ни за что они меня там искать не догадаются. И не заметят, уж в искусстве маскировки меня еще никто не превзошел. Только бы священник не развернулся, только бы не развернулся… Хи-хи! Все. Теперь не найдут.

Я проскользнула мимо цепи рыцарей и осторожно пошла вдоль кромки леса. А вот и монастырь. Ничего особенного, если бы не такая прорва охраны. Вон, даже башенки с часовыми. Хотя, часовых как раз и нет. Надо же, всех отрядили за мной в погоню. А в самом монастыре до сих пор переполох, видно как послушники с факелами носятся. Ну, носитесь, носитесь.

Собственно, таким количеством охраны меня этот монастырь и привлек. Нечасто в монастырях есть, чем поживиться. Но раз столько рыцарей тут крутится, значит, явно что-то ценное охраняют. Вот я и полезла в это осиное гнездо. Ха! Ничего сложного. У этих самоуверенных остолопов разве что слепой украсть не сможет. Я прямо в наглую постучала в главные ворота и сказала, что хочу видеть настоятеля, чтобы стать послушницей. Какими изголодавшимися взглядами они на меня смотрели, хи-хи! Воздержание, оно до добра не доводит. И тут не довело. У них аж комки в горле повставали – еще бы, такие колготочки одела, и такую юбочку вызывающую, и блузку с та-аким вырезом. Зато они в сумку даже не заглянули, а там и воровской инструмент и накидка специальная… И конечно оба сразу вызвались проводить меня в келью к настоятелю лично.

Ускользнуть от провожатых было несложно. Как только мы скрылись за поворотом коридора, я достала из сумки два свитка с заклинаниями.

-- Ребята, а знаете, что это такое? – я кокетливо выгнула бедро.

-- Ыы..

-- Сейчас. Вот смотри… - и я прочитала свиток. Первый провожатый застыл столбом. У второго от неожиданности округлились глаза, но от второго свитка застыл и он. Каменное проклятие – это вам не хухры-мухры! Мне эти свитки сильный колдун делал. Даже вспоминать не хочу, что ему отдать за это пришлось. Вот только статуи из охранничков тяжелые получились, еле затолкала в угол. Наверное, до сих пор там стоят.

А дальше уже совсем просто. Пробралась в сокровищницу – хоть бы охотника хорошего наняли, чтобы ловушки выставил, а то обидно даже – дитё малое, и то справится. Открыла ларец и… И вот тут я попалась. Надо было на заклятия проверить, а я, дура, сразу цацку схватила. Вот и сработало сторожевое заклятие. На весь монастырь звук колокола… Я быстро накинула плащ, амулет запазуху и бежать. Вот и бегу, даже не глянула толком, что за амулет такой.

Я обошла монастырь и успела отшагать столько, что он скрылся из виду. Ну-ка, посмотрим, что это я добыла.

Я осторожно вынула амулет. Ой, какая прелесть! Крупный красный камешек в золотой оправе. Оправа на цепочке, чтобы вешать на шею. Я так и сделала. Камешек удобно лег между грудями. Мммм! Тепленький какой. Мурррр!

Я приподняла камешек и внимательно на него взглянула. И вдруг… он сверкнул, на секунду ослепив меня. Ух ты, какой яркий! Я помотала головой. Ладно, только не сверкай так больше, а то нас заметят.

 

* * *

Пронтера встретила меня шумом тележек и гамом торговцев. Все-таки, до чего красива наша столица. Особенно утром, когда длинные тени от домов узором ложатся на мостовую, а воздух свеж и прозрачен. Ах, так бы и пила его, лежа где-нибудь в тенечке на травке. Но у меня дело есть, надо к скупщику наведаться.

Я свернула на неприметную улочку и уже через несколько минут затерялась в лабиринте домиков. Стражники сюда даже не заглядывают. Впрочем, они вообще редко от ворот отходят. У меня даже подозрение возникает иногда, что они не живые, а гомункулусы какие-то. Где-нибудь в замке колдуны их сделали и поставили ворота охранять. Ну ладно, вот я и дошла…

-- Входи-входи, я тебя еще с ночи поджидаю. – Послышался скрипучий голос из-за двери, в которую я постучала.

-- А с чего это ты меня ждешь, а, Серый? – я несколько удивилась.

-- Ты, Динка, дура редкостная. – старик приподнял бровь и посмотрел на меня пронзительным взглядом. – Такой переполох устроила и, как ничего не бывало, открыто в столицу пришла. А за информацию о тебе, между прочим, награда объявлена.

-- А. – отмахнулась я. – Наглость второе счастье. Да и не разглядели они меня толком.

-- Кхе… Твое счастье. – старик прошел в комнату, сел в такое же старое, как и он кресло. – Учишь вас, молодых, учишь. А вам все приключения подавай. Ну-ка налей мне вина немножко. И себе чуть плесни.

Я открыла шкафчик, достала бутылочку с бокалами поставила все на стол и села напротив. У Серого знатное вино всегда. Он хоть с виду и самый простой старик, но толк в вине знает. Да и во многом другом.

-- Ну, показывай амулет, раз уж стащила его. – Серый хохотнул.

«Какой еще амулет?», хотела сказать я но…

-- Вот он на мне одет. – с удивлением услышала я свой голос.

Что за ерунда?! Я ж не то сказать хотела…

-- Да ты с ума сошла, девка! – Серый аж поперхнулся вином. – Кто ж так делает?!

-- Он… мне так понравится, что я его снимать не захотела. И перед тобой похвастаться хотела, что могу и без твоих советов обойтись!

Я обессилено плюхнулась на кресло. Да что ж такое? Почему я это говорю? Ну… думала я такое, да. Но чтобы сказать…

-- Ах ты, мелкая… - зашипел было Старик, но вдруг как-то замолк и сказал. – Ну-ка покажи амулет.

Я, не снимая, протянула ему камешек, благо цепочка была довольно длинная. Он склонился над ним, вгляделся и… Камень ярко сверкнул! Как тогда у монастыря.

-- Ишь, сверкает. – Серый помотал головой. – Камень как камень, безде… ценный очень. Ты, Динка, ценную вещь принесла.

Серый снова сел в кресло и выглядел очень удивленным.

-- Не пойму что-то… - начал он. – Что-то я не то говорю. Ну-ка… Ты, Динка, самая бездар… Кхм! Лучшая моя ученица. Эх, сбросить бы годков двадцать, я бы тебя…

Серый сильно покраснел и продолжил.

-- Хоть я и стар годами, но мне так тебя хочется, что… ДА ЧТО Я НЕСУ?!

Я закрыла открытый от удивления рот, налила полный бокал вина и залпом выпила.

-- Мне тоже налей. – попросил дрожащим голосом Серый. И тоже залпом выпил весь бокал.

Мы молча посидели, смущенно отводя глаза друг от друга.

-- Знаешь что, девка, выкинь ты это амулет от греха подальше. А то, не ровен час, нарвешься не неприятности. Я неприятности за дневной переход чую.

-- Но… - я почему-то не могла сдержаться и не ответить. – Я так хочу покрасоваться с этим камне. Чтобы все видели, какая я ловкая и красивая.

-- Мде… Послушай старого человека, который многое поведал на своем веку. Очень нелегко выжить в мире, говоря только лишь правду. Для этого надо быть либо самым сильным, либо самым ловким. Но даже самому сильному или самому ловкому ложь сберегает силы и время.

-- Пойду я, Серый…

-- Выкинь амулет!

-- Я… не сразу. – я тихонько выскользнула за дверь.

Фух… Ничего себе амулетик! Но я тебя не выкину. Ишь, «выкини». Такую красоту и выкини. Как-нибудь выкручусь. И не в таких передрягах была.

Я снова выбралась на центральную улицу и пошла, как ни в чем ни бывало к южным вратам. Центральная улица – это что-то! Тут разрешено стоять торговцам и их тут столько, что среди них можно роту солдат спрятать – никто не заметит. Только от их выкриков такой галдеж получается, что я даже не знаю, как тут люди из домов не посбежали куда-нибудь. Хотя, говорят, тут какие-то окна зачарованные – звук не пропускают. Не знаю, не проверяла.

-- Ай, какая красивая девушка! Купи у меня туфельки, красавица!

-- Отстань, идиот!

-- Ну купи! Недорого…

-- Да я у такой рябой рожи не то, что туфельки, вообще ничего не куплю! Да и денег у меня не… есть.

Тьфу ты! Я быстро смешалась с другими торговцами.

-- Девушка, купи зачарованный бант! Он от нежити охраняет…

-- Не надо мне бант, отстань.

-- Я недорого продам. Он как раз под цвет твоего камешка. Такой красивой девушке, как ты, очень пойдет.

-- Это не камешек, это амулет правды.

-- Да ну? Где ж ты такой красивый амулетик достала?

-- Выкрала в восточном монастыре… - я зажала рот руками, чтобы не болтать больше.

Глаза торговца округлились. Он схватил меня за руку и заорал на всю улицу.

-- Стража!!! Стража!!!

-- Ах ты гад! – Я стукнула торговца острой коленкой прямо в причинное место. Он согнулся и закашлялся. А то! Это тебе не горожанок хватать. Зар-раза.

Послышалось бряцанье оружия – стража поспела, надо же. Я быстро растворилась в толпе торговцев и ушла с центральной улицы, от греха подальше. Нет, прав был Серый, надо избавиться от амулета.

 

* * *

Снова вдали показался монастырь. Все такой же серый, все такой же равнодушный. Башенки с охранниками на тех же местах. Вроде, как и не изменилось ничего.

Я вздохнула и пошла с холма вниз к монастырю. Не прячась, прямо по дорожке.

Через несколько минут я подошла к воротам. Охранники были на месте. Те же, что и в прошлый раз. Все-таки их нашли и оживили. Впрочем, они меня не узнали. И немудрено. Попробуйте в грязной оборванке в синяках и с разбитой губой узнать ту красивую и соблазнительную девушку, что приходила четыре дня назад.

Я остановилась перед ними, сорвала с шеи амулет и бросила его в пыль к их ногам.

-- Заберите и передайте его вашему настоятелю. – сказала я, развернулась и пошла…

Отойдя пару шагов, я обернулась и добавила:

-- И запомните, нельзя жить в нашем мире, говоря всю правду. Для этого надо быть самым сильным или самым ловким. Но даже самому сильному и ловкому ложь сберегает силы и время.

Я так и ушла. Они стояли в воротах, глядя на меня – охранники, монахи и еще кто-то… Но никто меня не остановил. А я шла, вдыхая чистый, прозрачный воздух, а на душе у меня было грустно и больно…

 

 

 
Пока без названия
Тоже без названия
Осколки правды

© 2005, kDIA Project